Санкт-Петербург поддержал борьбу москвичей за честные выборы

3 августа 2019

В субботу, 3 августа 2019 года, в Санкт-Петербурге состоялся согласованный с властями митинг в поддержку москвичей, отстаивающих право на честные выборы в Мосгордуму.

По мнению недовольных жителей Москвы, поданные ими за независимых кандидатов голоса были необоснованно отбракованы Мосгоризбиркомом. В то же время, почти все подписи за провластных или лояльных кандидатов признаны удовлетворительными. Граждане, чьи подписи были отклонены, написали и представили в избирком заявления, где подтверждали, что это именно они оставляли подписи за кандидатов; записали и выложили на YouTube видеоролики, в которых демонстрировали свои паспорта и регистрации по указанным в подписных листах адресах. Избирательная комиссия проигнорировала большую часть этих доказательств. Возмущённые москвичи вышли на мирные акции, потребовав провести честное расследование и подтвердить подписи реальных людей — допустить независимых кандидатов на выборы. Власти ответили разгоном граждан, избиением и массовым задержанием протестующих. Многих участников демонстраций и митингов оштрафовали, часть отправили под административные аресты. Не сумев сломить москвичей, власти начали фабриковать уголовное дело о массовых беспорядках, угрожая протестующим заключением до 15 лет. Однако жители города вышли сегодня на новую многотысячную акцию с тем же требованием — вернуть Москве честные выборы.

Жители Северной столицы решили поддержать москвичей и подали на сегодня заявку на митинг в Санкт-Петербурге. Власти города не стали вступать в конфронтацию с гражданами и согласовали время и место акции, однако предприняли беспрецедентные по питерским меркам меры давления на протестующих.

Доцент НИУ ВШЭ (СПб) Алексей Куприянов вышел на митинг в Санкт-Петербурге как частное лицо выразить свою гражданскую позицию и понаблюдать за акцией. Он рассказал Викиновостям о своих впечатлениях и поделился кадрами с места событий.

Говорит Алексей Куприянов

Прибыл на митинг около 14:30 со стороны Боткинской улицы. Еще на дальних подступах были заметны машины Росгвардии и уборочная техника. Среди прочего, заметил некоторое количество машин зеленого цвета с черными «военными» номерами, и около них — людей в полевой форме. Среди уборочной техники были машины с водяными баками. Такое впечатление, что готовились к разгону водометами.

Добравшись до площади, был неприятно удивлен новшествами, которые опробовали на Первомае, пока я преподавал в Вильно. Весь сквер на площади был огорожен решетчатыми ограждениями, вокруг было полно бойцов Росгвардии, допуск был только через рамки. У рамок стояли столы с бутылками воды, наполовину пустыми или наполовину полными. Моя была не распечатана, но и ее пришлось отдать (возвращаясь обратно, их теоретически можно было забирать, но мою кто-то уже к тому времени забрал без меня). Меры предосторожности при такой численности силовиков меня позабавили. Спросил: «Страшно?» Полицейский прекратил ощупывать мои карманы и посмотрел мне в глаза. «Похоже, что мне на двадцать четвертом году службы может стать страшно?» «А к чему тогда такие предосторожности?» «У шефов [возможно, там было какое-то другое, столь же неподходящее слово, но запомнилось так] спросите. Я бы с большим удовольствием в субботу с семьей дома посидел». Внимательнейшим образом осмотрев все кармашки рюкзака, шариковые ручки и брелок к ключам из кусочка рога оленя с надписью Finland, пропустил.

Надо сказать, что для такого времени, такой повестки (солидарность с Москвой) и для тех мер устрашения, которые к нам применяли все это время, народу было довольно много. На глаз — не менее полутора тысяч. Меньше обычного бросались в глаза сотрудники в штатском, к обилию которых я уже привык. Знакомых видел мало. Если не считать городских политиков и активистов, известных в лицо (видел в начале Бориса Вишневского, потом Михаила Амосова, Максима Резника, на трибуне — Красимира Врански и Дмитрия Скурихина), встретил только двух знакомых. Отдельно хотел бы отметить, что был приятно удивлен, увидев в самой гуще событий нашего городского омбудсмена Александра Шишлова.

В самом начале митинга что-то случилось, что я не застал, и это, как я понял, вызвало вмешательство Росгвардии. Возможно, к этому имели отношение Стариков и группа молодых людей с флагами «Поколение Z» (их неоднократно просили флаги свернуть, а Старикова уже в конце митинга общим голосованием ором на сцену не пустили, хотя он снова рвался). «Космонавты», в результате, стояли в два ряда вокруг трибуны. У этого были свои издержки.

Например, когда Дмитрий Скурихин призвал в другой раз не следовать покорно предлагаемому формату с загородками и рамками и собираться вне рамок, стоявшие за моей спиной офицеры Росгвардии начали переговариваться по рации, что он призывает к насилию и что его надобно задержать (должен отметить, что это довольно вольная интерпретация того, что говорил Дмитрий, однако ожидать от росгвардейцев понимания различий между призывами к гражданскому неповиновению и мирному протесту и призывами к насилию пока трудно). Я стоял довольно далеко от сцены и пробраться / предупредить не было никакой возможности (да и неясно, насколько бы это помогло). Разумеется, как только Дмитрий спустился с трибуны, он сразу же был задержан отрядом «космонавтов». Организаторы с трибуны обратились к полиции с требованием отпустить Дмитрия, и собравшиеся дружными криками это требование поддержали. Сразу его не выпустили, но к концу митинга Дмитрий снова поднялся на сцену, поблагодарил за поддержку и призвал помочь освободить Дмитрия Гусева, задержанного ранее и все еще сидевшего в автозаке (как я выяснил, уже добравшись до дому, его тоже удалось вызволить).

Странное впечатление производили сотрудники «Водоканала» в костюмах, напоминавших костюмы пожарных, разматывавшие сквозь толпу пожарные рукава («Это у вас шланги, а у нас — рукава») и наполнявшие из них бассейн фонтана (снова казалось, что они готовят инфраструктуру для водометов).

С трибуны все время оглашали все новые и новые данные о численности задержанных в Москве. Выступающие выражали солидарность с Москвой, но не забывали и петербургскую повестку. Давали слово кандидатам в муниципальные депутаты, которые рассказывали про проблемы с регистрацией, не раз звучала тема Беглова (популярный лозунг был «За любого, кроме Беглова»).

Через полтора часа после начала, вскоре после принятия резолюции митинга, Красимир Врански объявил о его завершении. На фоне событий в Москве у нас всё прошло предельно мирно.

После митинга люди начали медленно расходиться. Отступила и Росгвардия. Подивился тому, как некоторых из них возят. В грузовик с крытым верхом ставят не два (по бортам), а четыре ряда сидений (два еще в середине) и набивают туда, как сельдей в бочке. Небезопасно как-то, прямо скажем. Выглядят как совсем молодые ребята, чуть ли не срочники. В светло-сером камуфляже. Вообще, если такой мирный и локальный митинг оттягивает на себя такое количество бойцов Росгвардии (а ведь их ещё надо было посылать на прайд-парад на Дворцовой, где тоже, как я узнал, вернувшись домой, занимались задержаниями), то одновременные митинги солидарности по всей стране могли бы серьезно помочь.

Фоторепортаж Алексея Куприянова
 

Источники

Оригинальный репортаж

Эта статья опубликована в Викиновостях и содержит эксклюзивный репортаж и исследования, написанные одним из участников нашего проекта специально для Викиновостей.

Если автор репортажа не указал свои источники, источником информации является он сам. Вы можете узнать, кто создал эту статью, из истории статьи: найдите в ней самую первую правку; тот, кто её внёс, и является автором статьи. Если у вас есть замечания или предложения, первым делом напишите о них на напишите на форум.
 

Шаблон:3a референдум ...... https://www.zareferendumnarod.ru/

 


Санкт-Петербург поддержал борьбу москвичей за честные выборы
Авторы