Последний адрес: Санкт-Петербург, Малая Невка, «Дом В. М. Бехтерева»

14 августа 2018

Санкт-Петербург, 12 августа 2018 года

В воскресенье, 12 августа 2018, в Санкт-Петербурге по адресу НКВД СССР.

Феодосий Самбук родился в 1900 году под Гомелем в местечке Копаткевичи. В 27 лет окончил Ленинградский государственный университет. Работал препаратором в гербарии Академии наук СССР, ботаником отдела геоботаники в Ботаническом институте АН СССР. С 1931 года Самбук работает в Институте оленеводства ВАСХНИЛ, совмещая эту работу с работой в Ботаническом институте. Феодосий Самбук — участник ряда экспедиций в бассейн реки Печоры, где он исследовал флору Коми. В 1931 году под авторством Фёдора Самбука выпускается «Методика маршрутных исследований тундровых пастбищ», а в 1934 году выходит труд геоботаника — «Поемные луга бассейна Печоры».

В 1937 году Самбук представляет работу «Растительность тундры и лесотундры Таймыра» в качестве диссертации на соискание учёной степени доктора наук. В том же 37-ом году 10 ноября приговор приводится в исполнение. Феодосию Викторовичу Самбуку было 37 лет.

На церемонии установки памятного знака в воскресенье, 12 августа, присутствовала опубликовала фотографии и подробный репортаж, выдержки из которого мы публикуем здесь с её любезного разрешения.

« Мой дед убит в 37-м.

Я никогда не видел деда.
Мы не сидели за столом,
Он не кормил меня обедом…

…Мой дед убит в 37-м,
Как унесен нечистой силой.
Век 21-й за окном,
А я не знаю, где могила…

Немолодой, спортивный, подтянутый мужчина читал сегодня эти незамысловатые строчки и сухо кашлял, пытаясь скрыть дрожь в голосе и подавить слезы. Его деда, Феодосия Викторовича Самбука, незаурядного учёного-ботаника, действительно унесла из дома 7 (в современной нумерации - дом 25) по набережной Малой Невки нечистая сила чекистская, и могила его неизвестна.

»
 
 
« Белорус по национальности, учитель по первому образованию, уроженец местечка Копаткевичи под Гомелем, ровесник XX века, —пишет Наталья Шкуренок, — Феодосий Самбук в начале 20-х годов приезжает в Ленинград и поступает в университет. Ещё студентом начинает работать препаратором в гербарии Академии наук СССР, затем его назначают ботаником отдела геоботаники в Ботаническом институте Академии наук.

Он постоянно участвует в экспедициях по русскому Северу – исследует растительность бассейна Печоры, Таймыра, пишет книги, готовит материал на соискание докторской степени, которую собирается защитить после летней экспедиции 1937 года на Кавказ…

17 сентября 1937 года его арестовывают, а уже 10 ноября расстреливают, о чём родные и близкие узнают десятилетия спустя – по обычному для чекистской нечисти вранью, он, якобы, погибает в каком-то лагере на Печоре, о чём эти полуграмотные дармоеды в погонах первоначально сообщают семье…

»
 
 
« Его жена с тремя детьми живет в это время в Киеве, летом 41-го года мать и дети едут к родным в Белоруссию, где практически сразу после начала войны попадают в лапы к немцам: Лидию Яковлевну, жену Феодосия Викторовича Самбука и трёх детей – двух сыновей и дочь – отправляют в Германию на принудительные работы. Они все выжили, но назад вернулись трое: дочь, уже взрослая девушка, вышла замуж за поляка и уехала в Польшу.

В стране советов вдове «врага народа» и его сыновьям пришлось горько: бабушку, знавшую три иностранных языка, работавшую до войны учительницей, после ареста мужа и немецкого плена не брали на работу, ей с трудом удалось устроиться учётчицей на автобазу. Сыновей не принимали в вузы, но выбиться в люди им удалось: Георгий стал дирижёром, Ростислав – журналистом и писателем (Ростислав Самбук, живущий в Киеве, – автор нескольких десятков книг, часть из которых написана им на украинском языке).

»
 
 

По стопам деда — учёного-ботаника — пошёл только один из внуков, Сергей Георгиевич, бывший заместитель директора Ботанического института.

« Дед столько всего успел сделать в свои 37 лет, он оставил после себя огромное научное наследие, не потерявшее актуальность и сегодня, — сказал на церемонии установки знака Сергей Самбук. — Несколько лет назад я был в командировке в Швеции, и когда там узнали, что я внук Феодосия Самбука, мне показали пять или шесть его книг, недавно переведённых на шведский язык — спустя почти 80 лет книги нашего деда нужны и полезны, их переводят на другие языки!.. Он прожил такую короткую, яркую, быструю и трагическую жизнь… »
 
 
« Понятно, что ни вдова, ни дети Феодосия Викторовича старались не говорить о семейной трагедии, — продолжает Наталья Шкуренок, — тем более, что мать Сергея и Николая Георгиевичей Самбук — Александра Ивановна Самбук, известный ленинградский радиожурналист, была убеждённым коммунистом, ответственным партработником — она много лет занимала должность главного редактора Ленинградского радио.

Как сказал Николай Георгиевич Самбук, еще один внук убитого учёного, они знают деда только по фотографиям, в семье старались о нём не говорить. И только его родной брат Владимир, старший по возрасту, после XX съезда подал заявление на реабилитацию брата. А киевский дядя — Ростислав Самбук — попытался узнать подробности о судьбе отца, но практически ничего не смог найти — по его словам, папка с документами в архиве, якобы, была пустой.

— Но позже нам удалось выяснить, что на деда написал донос его же сослуживец, работавший в том же институте, — рассказал Сергей Самбук. — Я даже узнал, кто именно — этот человек защитил потом диссертацию и сделал себе имя в науке на работах нашего деда.

»
 
 
« Всё это мне понятно, —пишет Наталья Шкуренок. — Но вот что не понятно, так это почему спустя столько десятилетий потомки невинно убитых продолжают испытывать страх перед той давней историей? Может мне так показалось? Но почему тогда на мой простой вопрос — а вы смотрели дело своего деда в архиве ФСБ? — Николай Георгиевич неожиданно резко и почти раздраженно ответил — я человек советский, мне и сейчас не очень интересны подробности ареста моего деда, расстрела!... Оказывается, даже инициативу установить памятный знак своему родственнику проявили не внуки, а правнуки Феодосия Викторовича, в частности, сын Николая — Дмитрий.

— Ничего не изменится, даже если я узнаю, — ещё несколько раз повторил Николай…

»
 
 
« …Этот милый двухэтажный особняк в классическом стиле на набережной Малой Невки стал, по сути, последним адресом еще одному учёному — выдающемуся психиатру, невропатологу и физиологу Владимиру Михайловичу Бехтереву. Он жил здесь до 1927 года, и именно отсюда его вызвали в Москву на консультацию, ставшую для него роковой — после посещения Кремля, где он консультировал сухорукого людоеда, Владимир Михайлович Бехтерев скоропостижно скончался, якобы отравившись каким-то бутербродом…

Что бы сказал выдающийся физиолог и психиатр о новой человеческой генерации — «хомо советикус»?... Может, и вправду страх безвозвратно изменил нас всех на физиологическом уровне? Или это всё-таки лечится?..

»


Дом В. М. Бехтерева
Набережная Малой Невки, дом 25


Мемориальный знак «Последний адрес» установили на фасаде дома, где до 24 декабря 1927 года жил Владимир Михайлович Бехтерев — выдающийся русский психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексологии и патопсихологического направления в России, академик. Тайный советник, генерал-майор медицинской службы царской армии. Академик В. М. Бехтерев умер спустя несколько часов после того, как он, по официальной версии, отравился едой — консервами либо бутербродами. Это отравление произошло после консультации, которую он дал И. В. Сталину.

Есть версия, что В. М. Бехтерев был отравлен на следующий день после медицинского осмотра Сталина по поводу сухорукости попутно поставив ему психиатрический диагноз «тяжелая паранойя». Известно, что Сталин тщательно скрывал свою частичную сухорукость, старался не раздеваться при людях и редко показывался даже врачам, поскольку в ту пору сухорукость считали наследственным заболеванием блудных людей.

«То, что его убили, вещь очевидная… доказать ничего нельзя: если система хочет убрать доказательства, она делает это хорошо.» — Считает правнук В. М. Бехтерева, директор Института мозга человека РАН Святослав Всеволодович Медведев.


 

Источники

 
Источники:
Последний адрес: Санкт-Петербург, Малая Невка, «Дом В. М. Бехтерева»
Авторы