Джеймс Янгер: Станет ли мальчик девочкой?

11 ноября 2019

?

Разведённые родители из Техаса в суде решают вопрос о том, мальчик или девочка их 7-летний ребёнок. Первое решение суда оказалось в пользу матери, добивающейся смены его пола. Но последующим судебным решением было установлено, что родители могут проводить гендерную трансформацию ребёнка только по обоюдному согласию, и не должны превращать этот личный конфликт в публичный, разглашать сведения о ребёнке.

Отец ребёнка — Джеффри Янгер (англ. Jeffrey Younger), мать — Энн Джорджулас (Георгулас; англ. Anne Georgulas). Энн — врач-педиатр. До знакомства с Джеффри она удочерила двух девочек, сейчас подросткового возраста.

Энн и Джеффри поженились 5 декабря 2010 года.

Через полтора года — 5 июля 2012 года — у них родились два мальчика-близнеца.

В феврале 2015 года Георгулас выгнала мужа из дома, а в мае подала на развод, назвав их брак невыносимым.

Суд определил совместную опеку над их общими детьми, но, по большей части, они жили с матерью, хотя отец виделся и принимал участие в их судьбе.

Почти сразу после расставания с мужем Энн решила, что у одного из её младших близнецов — 3-х летнего Джеймса (англ. James Damon Younger) — мультфильмов.

Джорджулас обратилась к врачу — специалисту по гендерному переходу, который подтвердил предположения матери.

Энн переименовала Джеймса в Лу́ну (англ. Luna) и стала одевать в женскую одежду, придавая женский облик. Под этим именем мать записала ребёнка в школу. Энн говорит, что именно девочкой воспринимают Луну-Джеймса одноклассники и преподаватели.

Отец ребёнка, напротив, утверждает, что, находясь с ним, ребёнок добровольно одевает мужскую одежду (хотя отец предлагал и мужскую, и женскую на выбор): «яростно отказывается носить наряды для девочек в его доме» и идентифицирует себя как мальчик, а не девочка.

Тем не менее Энн запретила бывшему мужу называть ребёнка Джеймсом и делать короткую причёску.

СМИ сообщают, что согласно заметкам врача, «малыш идентифицировал себя как девочку, когда он был на сеансах с матерью, а когда приходил с отцом, то называл себя мальчиком».

Кроме того, они приводят слова пастора местной церкви, который утверждает, что трижды общался с ребёнком и не увидел у него признаков сексуального расстройства: «Я беседовал с ним трижды, тут невозможно перепутать, он выглядит и поступает как здоровый шестилетний мальчик».

Отец яростно борется за сына, создал сайт и группу в Facebook «Помогите спасти Джеймса» (англ. Help Save James), общается с журналистами, выступает на телевидении, собрал около $50 тыс. на судебные расходы.

«Я хочу, чтобы вы представили общение с вашим сыном. Вообразите, что ваша бывшая жена одела его, как трансвестита, чтобы поговорить с вами. У него накладные ресницы и макияж. Его волосы блестят. Он одет в платье. А теперь представьте, что бы вы почувствовали, увидев это. Я считаю это реальным сексуальным насилием. Я уверен, что это не просто эмоциональное насилие, а фундаментальная форма сексуального насилия, подрывающая гендерную идентичность мальчика», — говорил Янгер.

Энн не отвечает на запросы журналистов и лишь в декабре 2018 года на своём рабочем аккаунте в Facebook (сейчас удалённом) оставила сообщение: «Мой ребёнок заслуживает уважения и неприкосновенности личной жизни, информацию о нём нельзя использовать для финансовой выгоды. Сообщения в новостях и другая информация о нём, размещённая в интернете, являются неточными. Но я не собираюсь отвечать на множество лжи, упущений и искажений, потому что подходящее место для решения этого вопроса — суд, и я полностью готова к этому. Я убедительно прошу, чтобы вы оставили мою семью в покое».

Джеффри Янгер подал в суд на Энн Джорджулас, утверждая, что та фактически принуждает его сына к смене гендера и манипулирует ребёнком, использует его как аргумент в споре с бывшим мужем. Первое решение суд в округе Даллас штата Техас вынес в июле 2018 года в пользу Энн, запретив отцу любые попытки вмешательства в процесс гендерного развития и самоидентификации ребёнка и даже разговоры на эту тему — хоть с чисто научной, хоть с религиозной точки зрения. Но оставил право видеться и по-прежнему предлагать женскую, мужскую или унисексовую одежду на выбор. При том отец был обязан разделить с матерью расходы по гендерной трансформации ребёнка.

В октябре 2019 году тот же самый суд принял иное решение: о том, что решение о гендерном переходе ребёнка может быть принято только по согласию обоих родителей, и что обоим родителям впредь запрещается азмещать любые публикации и давать комментарии насчёт Джеймса/Луны в прессе или в Интернете. Теперь только сторонние люди могут публично высказываться на эту тему.

Среди уже высказавшихся — трое техасских политиков-республиканцев, включая сенатора Теда Круза (англ. Ted Cruz), которые выступили против такого решения судьбы ребёнка по воле одной лишь матери. Губернатор Техаса Грег Эбботт (англ. Greg Abbott (R)) не высказал определённой позиции, но заявил, что государственные агентства штата будут внимательно следить за ситуацией. Председатель ОВЦС МП митрополит Иларион (Алфеев), которому было отказано во встрече с госсекретарём США Майком Помпео, выступил с резкой критикой этой истории, в целом религиозно-правовой ситуации в США и само́й «секулярной либеральной идеологии, во многом антицерковной и антихристианской».

Решение специалиста по гендерному переходу открывало возможность проведения над Джеймсом антигормональной терапии, предотвращающей половое созревание по мужскому типу. Такая терапия обычно начинается не раньше восьмилетнего возраста и проводится путём введения антагонистов половых гормонов — веществ, подавляющих выработку этих гормонов гонадами и/или нейтрализующих действие половых гормонов. Антагонисты половых гормонов применяются также при некоторых онкологических заболеваниях, если половые гормоны стимулируют рост злокачественных новообразований.

Чтобы не приходилось каждый день делать инъекции антигормональных препаратов, в левую руку пациента устанавливается заменяемый раз в год специальный имплант — капсула, медленно выделяющая в кровь нужное количество блокатора гормонов. В результате не начинается половое созревание ни по мужскому, ни по женскому типу, тело остаётся «детским», допубертантным. У биологического мальчика не развиваются мужские вторичные половые признаки: тембр голоса не снижается, плечи остаются узкими, тёмные жёсткие волосы на лице и теле не вырастают. В то же время без женских половых гормонов феминизация тела (в частности, рост молочных желёз) также не происходит.

В отличие от хирургической кастрации, стерилизации или операции по смене пола, эффект антигормональной терапии является временным и в значительной мере обратимым. В случае прекращения приёма антагонистов гормонов в возрасте 14-15 лет половое созревание в соответствии с врождённым биологическим полом ещё может произойти.

Отдалённые побочные последствия длительного применения антигормонов ещё не вполне исследованы, часть из них рискуют оказаться необратимыми, однако искусственное предотвращение полового созревания часто считается приемлемым компромиссным вариантом для малолетних трансгендеров, которым затруднительно поставить окончательный диагноз и которые в силу возраста ещё не могут самостоятельно принять решение о необратимом гендерном переходе. Это часто помогает избавить подрастающих от душевных страданий, вызываемых крайне нежелательным для них половым созреванием, не соответствующим гендерной самоидентификации, и в то же время оставляет возможность передумать. Подтвердившиеся трансгендеры, завершившие гендерный переход во взрослом возрасте, нередко положительно оценивают свой опыт прохождения антигормональной терапии. Такого мнения придерживается, в частности, ставшая женщиной Джаз Дженнингс (англ. Jazz Jennings) из Флориды. Она заявила, что с двухлетнего возраста мечтала о чудесном превращении в девочку, и была рада, что благодаря антигормональной терапии у неё не началось половое созревание по мужскому типу. В старших классах школы она начала принимать эстрогены и сделалась ещё более женственной. В то же время, эта терапия привела к недоразвитию некоторых тканей организма, из-за чего потом было гораздо сложнее сделать операцию по смене пола. Мнения специалистов об оправданности такого медикаментозного вмешательства в процесс полового созревания разделились.

Известны и другие случаи диагностирования гендерной дисфории или расстройста гендерной идентичности в столь юном возрасте. Среди них и одиннадцатилетний ребёнок, которое усыновили лесбиянки англ. Zach Avery), живущий с гетеросексуальными биологическими родителями. Вопрос о надёжности ранней гендерной диагностики остаётся открытым.

 

Ссылки

Источники

Комментарии

Викиновости и Wikimedia Foundation не несут ответственности за любые материалы и точки зрения, находящиеся на странице и в разделе комментариев.
 


 


Джеймс Янгер: Станет ли мальчик девочкой?
Авторы