Алекс Гольдфарб: «За Березовским числятся два президента и одна война»

28 марта 2013

Александр Гольдфарб долгое время дружил и активно сотрудничал с Борисом Березовским. Он ответил на несколько вопросов Русской службы «Голоса Америки»: о политической деятельности Березовского, о его состоянии и о возможности самоубийства.

VOA: Смерть Бориса Березовского привлекла огромное внимание СМИ, прежде всего — российских. Читая и слушая то, что говорят и пишут о покойном, вы узнаете известного вам человека?

Александр Гольдфарб: Все пишут разное. Поэтому в этом смысле, поскольку человек был очень многогранный, общая картина отражает его многогранность. С другой стороны если начинать разбираться кто и что говорит, то там самые разные есть вещи. Больше всего меня поразило точностью характеристик интервью Алексея Венедиктова на «Эхо Москвы», где он представляет Бориса очень импульсивным, пассионарным и, я бы сказал, неординарным человеком. В то время как демонизация его, которой занимаются центральные телеканалы, это чисто политическая пропаганда. Они создают образ, который выгоден заказчикам из Кремля.

VOA: Немедленно после сообщения о смерти Березовского адвокат Александр Добровинский сообщил, что Березовский покончил с собой. Насколько реальна, на ваш взгляд, версия самоубийства?

Александр Гольдфарб: Во-первых, я не знаю, кто такой Добровинский и какое отношение он имеет с Березовским. Он один из сонма досужих пикейных жилетов, которые пытаются влезть в эту тему по каким-то своим причинам. Но, сказавши это, я хочу сказать, что я не хочу верить, что Борис покончил с собой — это полностью не вяжется с его образом. С другой стороны, единственный кто может сказать это с достоверностью — это британская полиция, потому что она, во-первых, обладает всей полнотой информации, а во-вторых, это независимая структура, у которой нет никаких интересов, кроме выяснения истины. Поживём — увидим.

VOA: Сейчас много говорят и пишут о том, что Березовский разорился после проигранного Роману Абрамовичу судебного процесса. Насколько это соответствует действительности?

Александр Гольдфарб: «Разорён» — это понятие растяжимое, для одних «разорён», для других — «богат». Но можно точно совершенно сказать, что он потерял значительную, большую часть своих денег, и не только, и не столько на суде с Абрамовичем, сколько в результате смерти его партнёра Бадри Патаркацишвили, у которого в руках были все их совместные активы, и которые отошли к вдове Бадри, несмотря на иски. Что касается суда над Абрамовичем, то он не столько потерял деньги в результате того, что он проиграл их Абрамовичу. Он потерял их в связи с тем, что на него свалились не только свои судебные расходы, но и судебные расходы Абрамовича, которые ему присудил суд. В общем и целом, наследства нету, его долги, я думаю, превышали его активы, тем более что за его активами, по крайней мере за пределами Великобритании, продолжает охотиться российская прокуратура, всеми правдами и неправдами вовлекая в это местные власти, которые не столь стойки и принципиальны как британцы. В общем, конечно, у него было очень затруднённое финансовое положение, о чем говорит хотя бы тот факт, что после суда над Абрамовичем он сообщил нам, что он больше не в состоянии финансировать юридические расходы Лондоне по делу её мужа, а здесь масштабы расходов составляли несколько сот тысяч долларов на адвокатов. И он сказал, что не в состоянии поднять такую сумму. Я думаю, что это показывает, насколько была проблема с финансами.

VOA: Известно, что Березовский любил писать письма. Как вы относитесь к заявлению пресс-секретаря Владимира Путина, который сообщил, что Березовский направил президенту России покаянное письмо?

Александр Гольдфарб: Я не считаю Дмитрия Пескова и его босса источниками, достойными доверия. Сейчас идёт пропагандистская война, и пока я не увижу своими глазами это письмо, я не могу ничего сказать. Я допускаю, что он мог написать такое письмо, но это будет, скорее, говорить о том, в каком он состоянии находился в последнее время. Вот нам говорят, что Литвиненко перед смертью перешёл в ислам. Когда он находился, в общем, в коме практически и под действием сильных транквилизаторов. Поэтому переход в ислам или покаянное письмо Путину, учитывая всю предыдущую историю, скорее, являются симптомами состояния человека, нежели его продуманной позиции. Но опять же, как я уже сказал, пусть они опубликуют письмо, и мы тогда посмотрим, аутентично оно или нет.

VOA: Березовский активно финансировал оппозиционные и неправительственные структуры. В их числе был Международный фонд гражданских свобод, которым руководили вы. Среди получателей его помощи называли и организаторов «Оранжевой революции». Это правда?

Александр Гольдфарб: Всё это, во-первых, правда, и что его некоммерческие траты, а либо политические, либо благотворительные составляли сотни миллионов долларов. Это касается не только политики, но и таких культурных вещей как, допустим, фонд «Триумф» в России, который целиком в течение почти двадцати лет финансировался Березовским, и на который ушло много миллионов долларов. Или, например, поддержка русскоязычной общины Латвии. На «Оранжевую революцию» ушло более 50 миллионов долларов, и тот месяц-полтора, который оранжевые люди сидели на майдане, всё техническое их обеспечение, типа палаток, мобильных телефонов, передвижных туалетов и прочего, оплачивалось наличными деньгами, которые Березовский дал лагерю Ющенко-Тимошенко. Что касается фонда гражданских свобод, действительно финансировались сотни организаций в России, это было в начале «нулевых», начиная от музея Сахарова в Москве, или комитетов солдатских матерей, или, допустим, мы оплачивали юридические расходы тысяч малолетних заключённых, когда их обвиняли в каких-то преступлениях и должны были сажать. То есть, это была масштабная программа. Пожалуй, после Сороса, я не знаю, кто из частных лиц оказывал такую массовую поддержку гражданскому обществу. Это, конечно, замалчивалось, в связи с отрицательным аспектом связи с Березовским. Всё, что мы делали в России, прекратилось где-то в середине «нулевых», в районе 2005 года, потому что народ стал бояться брать деньги от Бориса и, во-вторых, потому что в России появились свои деньги, свои внутренние источники. Помимо этого очень много денег тратилось заграницей. Была очень массовая информационная компания, направленная на то, чтобы объяснить западной общественности и тем, кто принимает решения, истинную сущность режима Путина. Начиная от компании, связанной с историей со взрывами домов и заканчивая разоблачением коррупции в ближайшем окружении Путина. Я в этом достаточно много участвовал, и тут тоже были затрачены существенные средства.

VOA: Известно, что отравленный Александр Литвиненко входил в окружение Березовского. Березовский не опасался покушений?

Александр Гольдфарб: На его жизнь не просто могли быть, а были покушения. Это официально установлено. Один раз Скотланд-Ярд даже задержал человека с пистолетом в вестибюле Березовского. Он был арестован, допрошен и выслан, чтобы не портить отношений с Россией. Это было в 2007 году. Так что это всё было. Правда, за ним внимательно смотрела британская полиция, также как она смотрит за такими людьми, как Закаев. Но были и угрозы его жизни. Я не думаю, что после того, как он проиграл суд Абрамовичу, у кого-либо был серьёзный мотив от него избавляться, потому что он был раздавлен и уничтожен другими способами. Но опять же, это досужее моё мнение. Здесь ответ может дать только полиция.

VOA: Березовский выделял деньги на политические и социальные проекты потому, что считал это необходимым для развития России и иных стран бывшего СССР, или потому что хотел отомстить Владимиру Путину?

Александр Гольдфарб: Это очень трудно разделить. Потому что историю Березовского как политический фактор после его отъезда и историю их личных взаимоотношений с Путиным разделить нельзя. Путин в своё время воплотил в новейшей истории тезис Людовика XIV «Государство — это я». И в той степени, в какой у Березовского был с Путиным персональный конфликт, он был и политическим. С другой стороны, если говорить об идеологии Бориса, у него было много, как я уже сказал, граней. У него была авантюрная грань, финансовая грань и, естественно, идеологическая тоже. В общем он, безусловно, относится к либеральному лагерю по своей идеологии. И то что делал Путин после того как пришёл к власти было совершенно противоположно тому, как (Березовский — Викиновости) понимал, что нужно России и вообще миру с точки зрения политической теории.

VOA: На ваш взгляд, как историки будущего будут оценивать личность Бориса Березовского и его влияние на судьбы России?

Александр Гольдфарб: Во-первых, его будут оценивать по факту. А если говорить по факту, то за ним числится приведение к власти двух президентов. В 1996 году он был главной причиной, по которой Ельцину удалось одержать победу над коммунистами. Второй президент — это, естественно Путин. Без Березовского не было бы такого президента в России, Путина. Первый вклад во знаком «плюс», второй — со знаком «минус». Но это каждый, кто как, смотрит. Так что за ним числятся два президента, и одна война. Он остановил Первую чеченскую войну, потому что именно он уговорил Ельцина дать возможность генералу Лебедю заключить Хасавюртовские соглашения, а потом был главным переговорщиком с чеченцами по мирному договору, который был заключен в 1997 году. Так что, вот — два президента и одна война, это по факту. А по влиянию идеологическому или политическому, конечно, он символ эпохи. Символ того как на руинах Советского Союза возникла группа инициативных и независимых людей, которые смогли всеми правдами и неправдами заработать безумные состояния. Главное, что они стали для очень многих символом индивидуальности и независимости от государства, что для России вещь была достаточно новая. На данном этапе они проиграли: и тут судьба Ходорковского и Березовского, которых раздавило корпоративное государство, чекистское, которое олицетворяет Путин, это тоже историческое явление.



 

Источники

VOA logo.svg Эта статья содержит материалы из статьи «Алекс Гольдфарб: «За Березовским числятся два президента и одна война»», опубликованной VOA News и находящейся в общественном достоянии (условия на английском и на русском).
Автор текста: Алекс Григорьев
 
Источники:
Алекс Гольдфарб: «За Березовским числятся два президента и одна война»
Авторы